• Ещё раз о могиле А. Н. Островского

    Ещё раз о могиле А. Н. Островского

    Великий драматург Александр Николаевич Островский – гордость Замоскворечья. В начале августа в газете "Аргументы неделi" прошла информация о том, что останки Александра Николаевича подняты из могилы в имении Щёлыково Костромской области и их захоронение под вопросом, а также о безрадостной ситуации в музее-заповеднике "Щёлыково". Полностью со статьей можно ознакомиться здесь: zamos.ru/news/9088

    В очередном номере газеты "Аргументы неделi" № 32/2010 – отвечает руководство в музея-заповедника "Щёлыково" (argumenti.ru):

    Реконструкция склепа Островского закончится в сентябре

    18 августа 2010, 17:22 [«Аргументы Недели», Глеб КИРОВ ]

    Щёлыково традиционно считается третьим в неофициальном рейтинге лучших писательских усадеб России: после Михайловского и Ясной Поляны. За последние годы там отреставрировали 200-летний дом Островского, знаменитый «Голубой дом» его дочери, белокаменный храм в Николо-Бережках. Реставрацию некрополя пробивали долго. Памятник федеральный, деньги на его содержание также выделяются федеральным бюджетом. Региональные власти прилагали все усилия, чтобы ускорить процесс. Но сами понимаете, всегда находились не менее значимые объекты. А Щёлыково благодаря усилиям местных энтузиастов-музейщиков худо-бедно держалось. В этом году финансы на реконструкцию родового некрополя Островских появились. Деньги федеральные, а это значит, что использовать их можно, только выполнив все условия и требования закона. То есть деньги как бы есть, а реставрация все равно не начиналась. Экспертизы, согласования (в том числе и с православной церковью) длились без малого два года. Работы по спасению памятника начались лишь этой весной. А закончатся уже в сентябре.

    «Стены - деформированы, состояние неудовлетворительное»

    То, что родовое захоронение Островских – в нем похоронены сам драматург, его жена, отец и дочь – нуждается в реставрации, было очевидно уже с начала нулевых годов. Последняя реконструкция проводилась в 1970-х. В июле 2008 г. под памятником просела земля, стало ясно, что запас прочности истек. Комиссия, изучившая ситуацию, приняла решение, что некрополь должны обследовать археологи и инженеры. В архивах Щёлыково не сохранилось никаких сведений о том, как был спроектирован фамильный склеп Островских. Жители передавали из поколения в поколение местные легенды о том, что из некрополя в храм ведет подземный ход, а в склепе гробы висят на цепях. Если же серьезно, без баек, то отсутствие проекта некрополя сильно осложнило ситуацию:

    – Поскольку не было известно, как устроен склеп, оказалось невозможно подготовить план реконструкции до начала работ, – говорит директор музея-заповедника Галина Орлова.

    После того как было получено разрешение Департамента культурного наследия области и Министерства культуры, в некрополе Островских начали работу археологи. Они обнаружили там гораздо больше проблем, чем ожидали: кладка разрушилась, перегородки деформировались и вот-вот могли обрушиться непосредственно на захоронение, свод просел. В общем некрополь находился в аварийном состоянии, и в конце концов склеп грозил просто обрушиться на останки классика русской драматургии. Специалисты передвинули памятники на твердую почву, извлекли разрушившиеся элементы кладки и обеспечили сохранность того, что уцелело.

    По заключениям экспертов, о мелком, текущем ремонте в цокольной части некрополя не могло быть и речи: сохранность несущих конструкций эксперты определили как «неудовлетворительную».

    Поэтому был подготовлен проект научной антиаварийной реставрации, согласованный и в Министерстве культуры РФ, и в департаменте по культурному наследию области. Музей, как государственное учреждение, на любое свое действие должен получить разрешение.

    Этими разрешениями музейщики не ограничились. Поскольку речь идет о реконструкции некрополя, то есть деле весьма деликатном, они обратились и в Костромскую епархию Русской православной церкви. И архиепископ Костромской и Галичский дал свое благословение на все археологические работы.

    На время работ гробы в присутствии настоятеля Никольского храма отца Максима (Рихтера) были перенесены в церковь, а после этого, по просьбе священника, для них был сооружен временный саркофаг на территории, принадлежавшей храму, то есть на церковной земле.

    Подготовка сметы работ (ее делают в Москве) и проведение конкурса среди подрядчиков – а это музей обязан был сделать, согласно ФЗ№94, задержали начало работ. На прошлой неделе был определен подрядчик, который займется реконструкцией некрополя. К середине октября реставрация будет закончена. А останки Александра Островского и его семьи будут возвращены в склеп к середине сентября, после соответствующих церковных ритуалов – они сейчас обсуждаются в Костромской епархии.

    Наводим порядок

    Надо сказать, что в Щёлыково вот уже несколько лет ведутся реставрационные работы. И касаются они не только склепа Островских.

    Не так давно установили подсветку Никольского храма. И сделано это было не только потому, что инструкции по работе всех подобных музеев требуют подсвечивать памятники. До того, как храм в Щёлыково осветили, его несколько раз грабили. Последнюю попытку кражи удалось предотвратить именно благодаря установленным прожекторам.

    Любимый пруд Островского также нуждается в заботе. К примеру, «Остров любви», к которому вел мостик, в настоящее время закрыт для посещения. И так будет еще пару лет.

    Несколько лет назад специалисты обнаружили, что «Остров любви», искусственно насыпанный посреди воды, начинает разрушаться, и, если ничего не сделать, он просто рассыплется. Музейщики в прямом смысле слова провели мобилизацию: была сделана подсыпка острова, установлены специальные каркасы для укрепления береговой линии. Специалисты рекомендовали закрыть остров от посетителей.

    – Через несколько лет, если все пойдет хорошо и почва укрепится, он снова станет доступным для туристов, – говорит главный хранитель музея Евгения Дьяченко.

    Единственное здание, которое не удалось сохранить, – это так называемый Дом Соболева – дом крестьянина, куда часто приходил драматург и где был расположен музей этнографии.

    – На самом деле дом, в котором находился музей, не является настоящим домом Соболева, – поясняет директор музея-заповедника Галина Орлова. – Настоящий дом был разрушен после революции. В 1970-е на его месте была поставлена изба, вывезенная из ближайшей деревни, которая и получила условное название «Дом Соболева». Проблема в том, что дом оказался на территории музея, будучи уже в очень плохом состоянии: он был заражен жучком, и прогнозы специалистов были самые неутешительные. Энтомологи и микологи постоянно с ним работали, и жизнь деревянного здания удалось продлить почти на 20 лет.

    Последнее исследование показало, что сделать ничего нельзя. Дерево превратилось в труху, и здание опасно для окружающих. Тогда и было принято решение утилизировать дом. А на его месте построить сруб – точную копию дома Соболева. Сруб изготовили по фотографиям оригинального дома. А под строением решили устроить хранилище для музейных фондов, потому что с местом для размещения коллекции у Щёлыково, как и у большинства российских музеев, есть проблемы.

    Внеплановая проверка Рос­охранкультуры, которая проводилась в 2009 г., показала, что музей-заповедник «Щёлыково» находится в хорошем состоянии.

    Ответить Подписаться